разное

Заместо «нефтяной иглы» пустота — Росбалт

«Надежды на то, что экономика стремительно восстановится, уходят».

Не было бы счастья, да несчастье посодействовало. Видимо так, при определенных обстоятельствах, можно было бы охарактеризовать ситуацию со понижением зависимости Русской Федерации от экспорта энергоносителей, что вышло на фоне пандемии в 2020 году. Напомним, на недавнешней «большенный» пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что «70 процентов русского бюджета уже формируется не за счет нефтегазовых доходов. Это означает, что мы не полностью, но все-же начинаем слезать с так именуемой нефтегазовой иглы».

О том, вправду ли Наша родина слезает с данной для нас иглы, как эффективна ее экономика и на что расходуются экономные средства, обозревателю «Росбалта» поведал один из ведущих аналитиков нефтяного рынка, партнер русского консалтингового агентства RusEnergy Миша Крутихин.

— Еще в прошедшем году приблизительно 40 процентов русского бюджета формировалось за счет реализации за предел энергоносителей. На данный момент Путин утверждает, что в 2020 году лишь 30 процентов экономных средств формируются у нас таковым образом. На ваш взор, мы вправду слезаем с несчастной «нефтяной иглы»? И если это вправду так, то за счет чего же?

— Да, с сиим утверждением Путина можно согласиться, но это понижение зависимости страны от реализации энергоносителей вышло за счет понижения цен на нефть в этом году. Плюс маленький спрос на русские энергоносители. Сократились добыча и экспорт нефти и газа. Из-за этого в бюджет сделалось поступать меньше нефтедолларов. Другими словами в процентном отношении их сделалось меньше, поэтому что сам продукт подешевел и добывать его стали не в таковых количествах, как ранее.

— Нечто схожее я и подозревал… Сейчас мы вновь лицезреем, что опосля маленького увеличения нефтяных цен на интернациональных рынках, они вновь пошли вниз…

— Да, утром в пн стоимость за баррель свалилась на три бакса.

— Некие спецы подразумевают, что это вызвано информацией о возникновении новейшей разновидности ковида. А вы как это объясняете?

— Ну, в принципе, да. Сделалось понятно, что локдауны продлятся и будут подавлять экономическую активность в продвинутых странах все посильнее и посильнее. Надежды на то, что экономика стремительно восстановится, уходят. Отсюда ожидания того, что спрос на нефть, газ и остальные энергоносители, будет меньше, чем чудилось еще недельку вспять.

В протяжении крайнего месяца скачки цен на нефть были достаточно значительными. Это было вызвано рядом причин. И ожиданиями начала массового вакцинирования населения, и (в наименьшей степени) действиями государств ОПЕК+ (Организация стран-экспортеров нефти плюс Наша родина, — «Росбалт»), спекуляциями на «картонном» нефтяном рынке, также неясностью финала президентских выборов в Америке.

— Но в итоге выходит, что если мы таковым образом и слезаем с нефтяной иглы, то это не значит оздоровления нашей экономики, а гласит только о понижении доходов от реализации нефти…

— Естественно. Если бы мы развивали остальные секторы нашей экономики и из-за этого уменьшали бы значимость от экспорта нефти и газа, то это вправду можно было бы именовать отказом от нефтяной иглы. А так… Просто у нас стали меньше брать наши энергоносители.

— Мне доводилось созидать информацию о том, что мы наш газ продаем на данный момент Китаю дешевле, чем это делают такие развивающиеся страны, как Туркмения и Узбекистан…

— Да, китайская статистика указывает весьма забавные цены на русский газ, который КНР получает по газопроводу «Сила Сибири».

— Спрашивается, для чего необходимы были такие усилия, для чего было растрачивать такие средства на стройку этого еще одного принципиального газопровода?

— Две предпосылки. 1-ая — даже не понимаю, как ее именовать — геополитика, пустое бахвальство, а на самом деле, «надувание щек» — другими словами объявить на весь мир, что мы открыли новейший экспортный путь для русского газа. 2-ая — необходимость отдать заработать компаниям, которые прокладывали туда разумеется некоммерческую трубу. Другими словами казнокрадство. Вот и все. Остальных обстоятельств не было.

А на самом деле, занимались тем, что просто перекладывали средства из вкладывательной программки «Газпрома», управляемого государством, в кармашки личных подрядчиков строительства этого газопровода.

— Да, все это очевидно не увеличивает нашу экономику…

— Это разорение для нее, так как ни полезности, ни прибыли эта труба нам не принесет.

Дискутировал Александр Желенин

Источник: rosbalt.ru